Перфоманс — форма современного искусства, в которой произведение составляют некие действия художника в определенной ситуации.  Некоторые из них очень удивят вас.

История и суть перфомансов

Впервые перфомансом было названо произведение Дж. Кейджем в 1952 году, исполнившим на сцене «4′33″» (4 минуты 33 секунды звуков окружающей среды, которые будут услышаны во время прослушивания композиции). Появление перформанса связано с проблемами живописи авангарда: преодоление живописного пространства картины, выход к конструкции как основная тенденция авангардного искусства. За что я люблю перфоманс, так за его неограниченность.

Читая знаменитое произведение Джека Лондона можно вспомнить его интересную мысль о том, что опера — это обман. Главный герой его романа, Мартин Иден, негодовал по той причине, что принцессу изображает певица необъятных размеров, да и вовсе не того возраста. Опера, как и любой классический жанр очень ограничена: музыка первична, а значит страдает остальные детали представления. Картина, даже самая реалистичная, все же никогда не передаст мир лучше фотографии, а сама фотография — плоская. Кино и классический театр могут больше претендовать на реалистичность, но все же, даже при лучшей игре, актеры не встречают ситуацию на самом деле, а лишь играют ее.

Такого нельзя сказать о перфомансе, где ты даешь в руки другого человека ножницы или какие-либо приборы, разрешая, например, делать что угодно! О таких рискованных и чудаковатых мероприятиях и пойдет речь ниже. Тем не менее стоит все же добавить, что и перфомансы ограничены. Временем, и, конечно, сюжетом. Стараясь необычно донести идею, сюжет в перфомансе часто размыт или отсутствует. Например перфоманс в Москве «Я свободен» — на сцене стоял актер и демонстрировал на проекторе некачественные фотографии. На этом всё. И понимайте, как знаете. Посмотрим, будут ли более понятны вам эти перфомансы.

Необычные перфомансы

Если брать первый яркий перфоманс (пусть он и не носил такое имя), то к нему можно отнести неосознанное выступление Диогена, философа, который пришел к идее жизни в бочке, что и осуществил. Он был киником, для которых важным было греческое понятие Аскесис (ἄσκησις), способность к самоотречению и перенесению трудностей. Аскесис киников — предельное упрощение; предельное ограничение своих потребностей. Он показал эту идею своей жизнью в бочке, которая на самом деле звалась «пифос», большом сосуде для хранения вина, так как бочек не существовало еще в привычном понимании.

Конечно, назвать это полноценным перфомансом нельзя, ведь Диоген был еще не в курсе того, что театр продвинется дальше комедий и трагедий. Тем не менее, его черты были видны уже в Античности. А теперь сделаем огромный шаг во времени, ближе к настоящему, узнавая уже современные перфомансы Марины Абрамович.

Перфомансы Марины Абрамович и их жертвы

Марина Абрамович — чуть ли не единственная глыба с неоспоримым авторитетом среди авторов перфомансов. в мире есть только одна женщина, которая высидит на стуле 736 часов, вырежет ножом звезду у себя на животе или позволит зрителям отрезать себе волосы.  Сейчас, читая эту статью, вы встретите много странных вещей, но не забывайте одну вещь. Эти дикости или даже, казалось бы, дурости, требуют немалой подготовки, не только моральной, но и физической. Эпатируя, но тем самым привлекая внимание к проблеме, Марина Абрамович и остальные художники, часто жертвуют собой.  Любой громкий перформанс требует не только мужества, но и отказа от радостей «нормальной» жизни — к трудным акциям, например, к трехмесячному сидению на стуле надо готовиться не только морально, но и физически: с помощью диеты, упражнений, медитации и аутотренинга. Марина Абрамович действует вполне в духе акционистов — с риском и без страха, но и тут выкручивает ручки на полную: она не останавливалась, когда посторонние люди резали ее тело, когда кончался кислород и даже когда она теряла сознание — ни разу за сорок лет.

Читайте также:  Как ваш мозг решает, что красиво, а что нет?

Ритм 0

Марина положила себя в помещении с множеством разных предметов — от ножниц до заряженного пистолета и разрешила посетителям сделать все, что им будет угодно с ее телом с помощью любого из этих предметов. Люди готовы были чуть ли не убить женщину — вот что творит с ними свобода. До сих многие шрамы не сходят.

Смерть себя

Этот перформанс Марина делала с другим акционистом и ее тогдашним возлюбленным немецким художником Улаем — они соприкасались ртами, деля между собой один воздух, передавая друг другу кислород и выдыхая углекислый газ. Через семнадцать минут оба упали без сознания, а их легкие были переполнены углекислым газом.

Балканское барокко

Марина сидела посреди горы говяжьих костей и мыла их в ведре, плача и напевая балканские песни. Художница сказала, что посвятила этот перформанс балканской войне.

В присутствии художника

В течение трех месяцев в рабочие часы музея МоМа художница молча сидела за столом в огромном зале и позволяла каждому желающему сесть напротив и посмотреть на нее. Перформанс проводился в тишине и длился по семь-десять часов в день, а в очереди побывали не только обычные ньюйоркцы и туристы, но и знаменитости — Мэтью Барни, Бьорк, Леди Гага и Изабелла Росселлини.

Marina Abramović: The Artist Is Present Photo by Marco Anelli. © 2010 Marco Anelli

 

Интимные перфомансы

Вито Аккончи

Нью-йоркский радикальный концептуалист начинал как поэт, но с конца 60-х занялся видео и навязчивыми, продолжительными перформансами, связанными с социальным взаимодействием: например, следовал по улице за произвольно выбранным прохожим, пока тот не приходил в помещение. Самое показательное произведение Аккончи, исследующее границу между интимным и социальным, — перформанс 1970 года Seedbed: художник спрятался под специальным пандусом в галерее Sonnabend и мастурбировал, озвучивая через громкоговоритель непристойные фантазии о зрителях, толпившихся над пандусом.

Роберт Мэпплторп

Эстетика черно-белых «ню» выдающегося американского фотохудожника 1970-80-х переосмысляет канон классического искусства и пересекается с гравюрами маньеристов. Но фотографии Мэпплторпа также очень важны и несут раскрепощающий смысл в контексте гей-культуры той эпохи, когда законы за «содомию» были в большинстве штатов, а ЛГБТ-движение только начинало путь радикализации. Кроме прочего, Мэпплторп — апологет BDSM: герои его постановочных работ облачены в кожу и латекс, оснащены шипами и рабскими масками, они размывают грань между желанием и болью.

С некоторыми из перфомансов вы можете познакомиться в статье об искусстве Йоко Оно.

Далеко не все из перфомансов такие экстравагантные, но каждый из них несет в себе потрясающую идею и новый способ реализации, которые удивляют. Как и мы, Allow wonder — позволяем удивляться!

 

comments powered by HyperComments