Разногласия ставят взаимоотношения между людьми на грань пропасти, за которой, кажется, просто не может существовать надежды на благополучное разрешение конфликта. Каждому из нас, так или иначе, приходится столкнуться с этой проблемой. Будь то подростковые ссоры с родителями или с любимым человеком – эти ситуации всегда возникают по причине нежелания понять позицию другого человека, встать на его место и взглянуть на ситуацию его глазами. Эта идея послужила предпосылкой для ключевой линии сюжета «Громче, чем бомбы» – фильма, ставшего англоязычным дебютом режиссера Йоакима Триера.

Новое лицо норвежского кинематографа, вышедшего на уровень Каннского фестиваля, затрагивает уже неоднократно проигранный в истории сюжет. Что это – кризис идей? Или Триеру на самом деле есть, что сказать нового?

В общих чертах история о перипетиях в семейных взаимоотношениях и впрямь напоминает весьма известное содержание множества голливудских драм. В «Громче, чем бомбы» меняются лишь незначительные детали: центральный персонаж – жена и мать по жизни и военный фотограф по профессии, Изабель, погибает, но не на своей «убийственной работе», а в обычной автокатастрофе, вокруг чего закручивается развитие жизненных линий оставленных наедине друг с другом мужа и двух сыновей.

Однако логика повествования выстраивается довольно таки не сразу, превращая фильм в тотальную неразбериху. Мы слышим голоса разных героев в кадре и за кадром; эти голоса переплетаются с историей здесь и сейчас и постоянным возвращением к прошлому – к прошлому опять же каждого из героев. Но границы времени и пространства, реального и воображаемого стерты. Даже сон младшего сына Конрада о матери принимается за действительность, и не сразу осознаешь, что самой героини, являющейся лишь в коротких флешбэках, уже давно нет в живых.

Читайте также:  Рецензия на фильм: "Другая Земля"

Влияние катастрофы, разделившей семью на три части, глубоко психологически демонстрируется в жизни каждого персонажа. Отец Джин пытается найти общий язык с младшим сыном, в это время, крутя роман с его же учительницей. Другой сын, Джона, старается помочь устранить семейный конфликт, разрушая при этом отношения со своей девушкой. Конрад и вовсе замыкается в своем мире, переживая все прелести и тяготы подростковой жизни. Что становится причиной раздора? Это беспросветная ложь, в которой живут герои картины. Не зря в начале фильма ставится вопрос о достоверности снимков Изабель: насколько им можно доверять? Все на поверку оказывается фальшивым, включая и само понятие семьи.

Но раскрытие истинной причины смерти Изабель становится тем орудием, которое пробивает брешь в стенах непонимания. В конце концов, все переживания и проблемы собираются воедино, выстраивая четкую картину семейной драмы, где каждый, страдая по-своему, оказывается, потерял одно и то же.

Несмотря на отсутствие открытых конфликтов, Триеру удается рассказать в фильме о молчаливой и напряженной вражде между близкими людьми, о той разрушительной силе, которая хуже разрыва любой бомбы. Лишь правда может расставить все по своим местам. Сюжет, старый как мир, а точнее, как само кино, тем не менее, показывается в совершенно новаторской режиссерской манере, затрагивая не один глубоко философский вопрос.

 

comments powered by HyperComments
Советуем прочитать