Последний фильм братьев Коэнов, ставший частью 66-го Берлинского кинофестиваля и абсолютно выбивающийся из ряда последних работ режиссеров, оставляет перед лицом множества вопросов, к ответу на которые приходишь не сразу.

Абсурдность, творящаяся на экране и вызывающая сначала глупый смех, наталкивает на мысль о том, что за этой завесой бессмыслицы должно скрываться что-то более серьезное. Требуется немало усилий для того, чтобы усидеть в кресле кинозрителя и попытаться понять, что происходит. И здесь невольно задаешься вопросом – а о чем говорит этот фильм?

В центре внимания картины – жизнь Голливуда 50-х годов. Студия штампует однообразные массовые фильмы один за другим, которые пользуются огромной популярностью. Главную звезду Берда прямо со съемочной площадки похищают обделенные звезды-коммунисты. Актриса мюзиклов пытается скрыть свою внебрачную беременность, лишь бы оставить за собой образ непорочной красавицы. Здесь система звезд и в образе героя Хоби, на всю жизнь ставшего лицом немногословного вестерна. А в центре всей системы – Эдди Мэнникс, списанный с реального исторического персонажа, но в противовес ему отличающийся нездоровой набожностью, верностью семье и работе.

В общем, все до краев наполнено ирреальностью и иронией. Даже, казалось бы, кульминационный момент, где тот же неуклюжий Хоби вычисляет преступника и спасает похищенного актера под напряженную музыку (как и положено в боевиках), оказывается совсем не кульминационным. Смысл в этом эпизоде, как и в любом другом, для всего сюжета оказывается минимальным. Все в этом фильме под стать становится сфабрикованным, иллюзорным, делающим шум из ничего. В этом и кроется посыл режиссеров, своей картиной раскрывающей сущность всей киноиндустрии Голливуда.

«Да здравствует Цезарь!» по-разному может быть воспринят каждым зрителем. Кто-то будет наслаждаться ошеломляющим актерским составом, кто-то от души смеяться над шутками, кто-то искать в нем скрытые смыслы. Хотя в этом фильме и нет никакого скрытого смысла. Коэны, сделав некий иронический экскурс в Голливуд 50-х и проведя рефлексию над процессом кинопроизводства на «фабрике грез», создали так называемое кино о кино. Пристрастие к павильонным съемкам, декорациям, противопоставление фееричного шоу внутренней наполняемости фильма – все это характеризует ленты того времени.

Читайте также:  Последний снег

А что мы видим сегодня? Да все то же самое. Но обличая природу студийного кинопроизводства и вынося на поверхность ее пороки, фильм Коэнов в это же время со всей комичностью демонстрирует любовь авторов к американской киноиндустрии, частью которой являются и они сами.

comments powered by HyperComments