Интервью с участниками пермской рок-группы «Руна»

«Не важно, какой концерт – большой или маленький, со «звёздами» или ты на задворках и в зале один человек. Выходи на сцену и делай свою работу как в последний раз, как будто ты сейчас должен умереть на сцене и последнее, что ты можешь сделать – рассказать всё, рассказать так, чтобы понял каждый, чтобы сердце сжималось, а к горлу подкатывал ком» — Тимофей Беркутов.

РУНА — это пермская панк-рок группа, датой основания которой считается первое сольное выступление, состоявшееся 18 мая 2006 года. Группа состоит из пяти участников: Тимофея Беркутова (вокал), Федора Ципуштанова (бас), Александра Васильева (гитара), Максима Собянина (гитара) и Андрея Корн (барабаны).

Участники группы согласились дать нам интервью, ответив на несколько вопросов:

Как появилась идея создать группу?

Тимофей Беркутов: – Выбора не было. Либо ты что-то делаешь, либо тупо болтаешь. Я решил делать. Находясь на сцене, можно очень много сделать, и это круто, конечно.

Где обычно репетируете/записываетесь?

Т. Б. – Своей точки не имеем — кочевники мы. Записали у Сергея Лузина живой альбомчик — остались довольны. Сергей грамотный человек. В моих мозгах он хорошую музыкальную реформацию провёл. Поколения должны перенимать опыт друг друга – тогда получится достойный результат.

Расскажите, были ли моменты застоя группы, если да, то почему?

Т. Б. – Был, на 2 года почти. Нас запретили в родном городе Очёре, что на западе Пермского края. Стали нас потихоньку прижимать с репетиционными точками по городу, а они, конечно, все являются административным ресурсом. Потом был рок фестиваль в восьмом или девятом году – накануне местных выборов. Выборы, как и принято, проходили грязно. Об этих моментах я знал, ну и вообще мы были на взводе, потому что нам разрешили выступить на нашем же фестивале, который мы придумали и организовали, группы интересные пригласили. Кроме этого, во время фестиваля гопота разбрызгивала перцовыми баллончиками в толпе танцующих. Я с органами закусился по этому поводу, Андрюха меня оттаскивал… Как вы, думаю, поняли, поводов быть на взводе было полно. Ну и мы решили выйти и сказать обо всём этом со сцены посредством музыки и стихов – выступление было мощнейшим, мы рвали и метали, публика поддерживала, понимала нас. После этого кислород нам окончательно перекрыли. Официальной причиной было что-то вроде: нецензурная брань на сцене.

Потом в течение года мы репетировали дома, на чём придётся, и перед концертами в Перми и по краю. Иногда концерт и был репетицией (шучу), благо все ребята были подготовлены и всегда старались. Удивительно, но в этот период «предзастоя» мы выступили на одной сцене с «Наивом», «Пургеном» и «Тараканами».

После Андрюха в армию ушёл, а мы с Ромой (наш бывший гитарист- вокалист) уехали в Петроград – думали пока почву подготовим, потом Андрюха приедет, тут группу и забабахаем. Но, се ля ви, наши планы разбились о бытовые проблемы. В итоге мы разными способами вернулись на родной Урал. Рома с моим одноклассником Ростиславом организовал в Очёре группу L.E.G.O. – толково рубят ребята, а мы с Андрюхой возродили Руну — вот, собственно, поэтому мы с вами сейчас и разговариваем.

Участники группы ранее были задействованы в каких-либо коллективах?

Т. Б. – Саша рубит на басу в хардкор команде FACER. Федя играл дум и ещё какие-то металлические мракобесия.

Кто пишет тексты и музыку? Или в группе это делается коллегиально?

Андрей Корн: – Тексты пишет Тимофей. В последнее время мы работаем с его стихами. Музыку обычно пишем все вместе, но иногда парни приносят свои музыкальные зарисовки, и мы работаем с ними, а иногда песни рождаются из полной импровизации. Так было с песней «Полюса». Кстати, она скоро появится в формате сингла.

Т. Б. – Тексты давно уже не пишу, во всех песнях звучат мои стихи. В плане музыки каждый участник приносит какие-то заготовки или готовые вещи, и мы начинаем их мучить, обрабатывать, спорить и пробовать-пробовать-пробовать. Иногда бывает и импровизация

на репетициях, как в музыке, так и в стихах.

Расскажите о взаимоотношениях в группе?

А. К. – Не может быть все гладко, когда что-то коллективно создается. Это нормальный процесс. У всех свое представление о том, как должна звучать песня. К тому же все музыканты слушают абсолютно разную музыку. Через споры мы приходим к тому, от чего все получают удовольствие.

Т. Б. – По всякому бывает, мы же тоже люди, у всех свои представления о природе вещей. Своей задачей я считаю соблюдать баланс, дисциплину, соблюдение права голоса каждого. Ну и, конечно, вести группу в светлое будущее! Жить вместе с ней, переживать всё, что в ней происходит – она уже давно стала живым организмом. Группа для меня как ребёнок, которого я родил и вырастил, это очень многого стоит и спасибо всем тем, кто помогал в воспитании этого трудного и неспокойного ребёнка! :))

Расскажите что-нибудь интересное о группе: какие-нибудь весёлые моменты или принимала ли группа участие в каких-то особо значимых для них фестивалях/концертах?

Т. Б. – Да таких историй полно! Взять хотя бы случай, когда мы обновлённым составом дали наш первый концерт в Ныробе, который организовал наш друг Дима Войняк. Как и полагается, после мощного выступления выбежали со сцены в гримёрку, все сырые, уставшие и Федя схватил со стола бутылку минералки, начал пить огромными глотками, тут я смотрю – лицо у него перекосило… там оказался крепкий, но вкусный самогон. Конечно у Феди тут же ноги подкосились. Вообще встретили нас там очень хорошо, душевно даже — кормили, поили, после — в дорогу снарядили.

Читайте также:  16-летний композитор. Возможно ли?

А вот концерт, который очень значимым для нас был – это разогрев группы «НАИВ» в Перми. Мы все их слушали с детства, и было довольно сильное напряжение у каждого. Но ничего, справились, отлично выступили, постарались все. Потом на форумах читал отчёты по этому концерту, было немало мнений, что мы выступили лучше, чем НАИВ. Это, конечно, не могло не порадовать))

А я после этого понял: не важно, какой концерт – большой или маленький, со «звёздами» или ты на задворках и в зале один человек. Выходи на сцену и делай свою работу как в последний раз, как будто ты сейчас должен умереть на сцене и последнее, что ты можешь сделать – рассказать всё, рассказать так, чтобы понял каждый, чтобы сердце сжималось, а к горлу подкатывал ком.

Расскажите о вашей музыке, о смысле текстов, к кому они направлены и с какой целью.

Т. Б. – На этот вопрос отвечу категориями. Я не терплю в людях три вещи: ложь, лицемерие и лесть. Исходя из этого мне по нраву живые и честные люди – не те, кто долбится в бесконечные американские сериалы и сутками скачивает новые программы, чтобы сфотографировать себя любимого, а тот, кто, например, изучает сплавы металлов, делает сам себе нож и уходит с ним в лес на выходные; не имея никаких благ цивилизации, приучает себя к выживанию, делает себя сильнее и независимее. Потому как свобода, о которой мы поём в своих песнях и о которой мечтает каждый, нуждается в защите, потому что желающие её отнять всегда будут. А если ты ждёшь, что придёт какой-то дядя, даст тебе свободу и будет ещё и охранять от плохих людей… так этот дядя первым сделает тебя винтиком системы. И нафиг она тебе такая свобода нужна, существуй рабом и радуйся объедкам с барского стола. Хотя… вдруг ты услышишь нашу песню, поднимешь жопу с дивана и сделаешь из себя человека, наделённого свободной волей, как и завещано в Писании :)

На ваш взгляд, какие ваши песни являются лучшими или как-то выделяются среди остальных? Почему?

Т. Б. – Вот как тут наверняка ответить… Если исходить из того, что каждая песня это стих, а значит пережитые и обдуманные воспоминания, впечатления, то они все важны. Я могу назвать, наверно, только ключевые песни, которые послужили основой тому, что мы сейчас делаем. «Девять этажей» – песня об одиночестве вселенского масштаба, имеет, как и все наши песни, реальную историю. Я остался в Питере совсем один, на протяжении долгого времени почти не разговаривал, тогда мне случилось счастье побыть в многомиллионном городе одному, впечатления незабываемые, мысли в порядок привёл, самокопанием занялся. На самом деле желаю каждому в этой жизни побыть абсолютно одному, хоть ненадолго: лучшего способа порядок в голове навести я не знаю. «Полюса» – песня также реальная, сложная… в общем, я её пережил и не хочу ворошить закопанные чувства, поэтому ничего вам не скажу, а вот в плане музыки она определила новую концепцию развития группы. «Метели» – песня о жизни на заводских окраинах, со всеми вытекающими последствиями. Сейчас мы её приятно видоизменили, поэтому сами кайфуем от того что получилось. Надеюсь, скоро её запишем.

Скажите пару слов от себя.

Т. Б. – Мальчикам – мужественности, девочкам – женственности, организаторам – ума и совести! А так… храни вас Бог, будьте верными и честными, прежде всего с самими собой, и вы удивитесь, насколько быстро мир может изменяться!

Наши планы – доделать сингл «Полюса», кроме этого работаем над интересным игровым клипом на песню «Жизнь на заводских окраинах», скажу лишь, что, так как нас бесят стандартные наштампованные клипы, мы задумали вещь достаточно нестандартную, посмотрим, что получится. Ну и есть ещё один грандиозный секрет, который мы сейчас готовим: он объединит в себе независимые, настоящие, толковые творческие силы из музыкантов, поэтов и художников.

А. К. – Живи, пока можешь жить. Беги, пока можешь бежать. Люби, пока не высохли чувства. Мечтай, пока можешь что-то менять. Всем добра и бодрости. Громче шумите, выше танцуйте.

Вот такое открытое и чувственное получилось интервью с участниками группы «РУНА«. Это отлично, что в нашей жизни встречаются такие люди, которые не боятся сказать системе «Нет!» Желаем группе в скором времени доделать сингл «Полюса» и выпустить клип, а также продолжать взрывать систему, радуя нас своим творчеством.

 

Источник фото: https://im2-tub-ru.yandex.net/i?id=4b003a3523de5c314828c2152a9b01c2-l&n=13
comments powered by HyperComments