Начнём с того, что я больная на всю голову. И любое увлечение затягивает меня в омут с головой, делая из хрупкой застенчивой девушки одержимого маньяка. Когда я начала интересоваться Востоком, в ход пошло всё – от мультфильма про Аладдина до чтения мусульманских форумов (и такое бывало). Естественно, не обошлось без художественной литературы. И если добираться до классики (медленно и очень осторожно) я начала только сейчас, то совершать набеги и штурмы на современную восточную литературу я стала сразу, как только увидела своё имя в списке поступивших на факультет востоковедения. А так как я верю в то, что все наши добрые дела рано или поздно будут вознаграждены – щедро и безвозмездно делюсь своими открытиями с тобой, дорогой читатель.

1. «Сладкая соль Босфора» Эльчин Сафарли

Путешествие по Востоку следует начинать с Турции, а погружаться в пока непривычную восточную атмосферу – с книг Сафарли. А точнее, именно с этой романтичной стамбульской истории. Не надейся найти здесь ответы на все вопросы о местном укладе жизни. И после её прочтения ты не сможешь с умным видом щеголять фактами о турецкой истории и экономике. Потому что это книга-настроение, поток сентиментальных мыслей и ассоциаций, которые вылились в первый полноценный роман азербайджанского журналиста, влюблённого в турецкий мегаполис. И пока автор проникновенно рассуждает о поисках собственного счастья, любви и смысле – его грубо перебивают крики чаек вперемешку с шумом волн, постоянно отвлекают всевозможные пряные ароматы восточной выпечки (не советую читать роман на голодный желудок – турецкую кухню Сафарли описывает с таким же трепетом и любовью, как и обожаемый Босфор), а на страницах то тут то там появляются жители и гости Стамбула, каждый со своей особенной историей о тяжелой жизни в эмиграции, поисках себя, консервативных и современных взглядах на религию.

Своей чересчур сентиментальной и сладкой манерой повествования книга придётся по вкусу далеко не каждому – меня моментами раздражало обилие прилагательных и неуместных метафор. И всё же, Сафарли подарил мне ещё одну мечту, которую я когда-то обязательно осуществлю – увидеть осенний Стамбул.

2. «Майада. Дочь Ирака» Джин Сэссон

Невероятно сложно после романтика Сафарли переходить на терзаемый тираническим режимом Хуссейна Ирак. И всё же, восток – это далеко не только сладости и морской ветер. Это годы переполненных самыми обычными невинными мусульманами тюремных камер, годы крови, пыток и несправедливости. У каждого народа есть своя история и своя боль, с которой он живёт. Это история о боли Ирака. И о женщинах из камеры №52.

Именно в такой камере оказалась Майада аль-Аскари – успешная журналистка, внучка уважаемого государственного деятеля, жена и мать двоих дочерей. С Саддамом Хуссейном и его супругой она была знакома лично – но так и не узнала, как и почему из обычной арабской женщины она стала одной из двадцати «женщин-теней», которые, объединённые грязными тёмными стенами камеры 52, рассказывали свои истории – похожие друг на друга, и от того ещё более печальные.

В этой книге ты узнаёшь всё, чего не знал о тоталитарном режиме в Ираке, тех бесчинствах, которые там происходили и многие из которых продолжаются по сей день. О тех, кто променял веру в Аллаха на служение Хуссейну. Вся книга пропитана человеческим горем, принесённым войной. В ней без цензуры описываются пытки и насилие, которое чинили над заключенными и мирным населением – поэтому, советую хорошо подумать, прежде чем браться за эту книгу.

3. «Три чашки чая» Грег Мортенсон, Дэвид Оливер

Это та книга, которой стоит лечить тяжёлое похмелье после истории Майады. Ведь когда перестаёшь верить во всё светлое, доброе и человечное – на помощь приходит реальная история о человеке, в одиночку изменившем мир. И это не просто пафосная фраза. Сегодня Грег Мортенсон дважды номинирован на Нобелевскую премию мира, он руководит одной из самых успешных благотворительных организаций в мире. Благодаря ему в беднейших, оторванных от жизни районах Афганистана и Пакистана появилось 171 школа, десятки медицинских и женских центров. Но это сейчас.

Читайте также:  Интересные факты о Сальвадоре Дали

После неудачного подъема на одну из самых труднодоступных гор в мире – К2, Мортенсон, мечтавший покорением вершины почтить память погибшей сестры, считал себя полнейшим неудачником и не знал, как жить дальше. Обессиленный и разбитый, он добрался до маленького поселения Корфе, в котором проживает горный народ балти. А покидал эту деревушку с твёрдым намерением очень скоро вернуться и построить здесь школу для детей, которые рисуют таблицу умножения палками на песке, сидя на камнях под порывистым ветром. Звучит как наивная сказка в лучших традициях Киплинга. Но для Мортенсона, который наблюдал это всё воочию, увиденное стало призывом к действию.

Так альпинист-неудачник вернулся в Америку, где его ждала работа медбратом, старая машина в качестве крыши над головой и камера хранения, умещающая все его пожитки. Как Грег воплотил в реальность свои самые смелые мечты и как на одном энтузиазме и желании помочь тем, кто в это нуждался совершил невозможное? Об этом «Три чашки чая». А ещё о преодолении себя и сложном пути к цели, о том, что «желание – это тысячи возможностей». О том, что ты не имеешь права жаловаться на свою жизни. О значимости и важности каждого человека. Вдохновляет и дарит надежду.

4. «Бегущий за ветром» Халед Хоссейни

История больше выдуманная, чем реальная, и больше о человеке, чем обо всём остальном. История, над которой я выплакала все слёзы и которая разбила мне сердце. О да, быть читателем – это очень больно, если вы не знали. Здесь двое друзей – слуга и хозяин, суннит и шиит. Здесь мирный Кабул, впустивший в свои гостеприимные объятия войну и Талибан. Здесь детское предательство, разрушившее всё, что годами строилось под ветвями гранатового дерева и на состязаниях воздушных змеев. Здесь изнасилованные дети и избитые женщины. Здесь тоска живущего в эмиграции, и особая, «афганская» Америка. Здесь возвращение на изувеченную родину, здесь вина и попытка – спустя годы – всё изменить и исправить. А можно ли всё исправить?

Помимо самой истории, трогающей душу – здесь много о традициях и менталитете, о тонкостях ислама. И всё же – мужское достоинство здесь допускает страх, а женская честь – шанс сбиться с пути, но осознать и изменить направление.

Искренне порадовала работа переводчика – многие слова с фарси и урду не переводились, а были переданы транслитом со сносками и объяснением. Действительно, многие понятия лучше оставлять непереведёнными, чтобы не искажать их истинный смысл.

Хватит уже этих лишних слов. Прочти её, если не боишься.

Надеюсь, я заразила тебя своей болезнью и ты найдёшь в этом списке что-то по душе. А пока я учу свои непонятные языки и занимаюсь прочей ерундой, на книжной полке меня грустно и верно поджидают «Подпольные девочки Кабула», «Я – Малала», с которой пакистанская активистка бросает на меня укоризненный взгляд и нашумевший «Шантарам», до которого, по иронии судьбы, я так и не добралась.

 

 

 

 

 

comments powered by HyperComments